Содержание раздела

Ювелирные материалы

Ювелирные материалы >> Янтарь >> Часть 2

Янтарь и его применение в искусстве

Раньше, чем перейти к способам добывания, обработки и применения янтаря, мы должны ещё остановиться на самом его названии. Греки называли этот продукт далёкого севера, ставший им рано знакомым благодаря торговле с Финикией — электрон. Так он упоминается у Гомера. Римляне называли его electrum и sucinum, но, по словам Плиния и Тацита, германский янтарь особо обозначали glesum. В этом обозначении есть родственность старогерманскому слову Glas. Стекло, появившееся на севере Европы в дохристианскую эпоху при торговле с югом (сперва в виде бус), переняло германское наименование янтаря, так как оно тоже было прозрачно и тоже употреблялось, в виде бус, для украшений. Слово это glesum, glas очевидно в связи с обозначением блеска — glast, glanst, Glanz. У древних янтарь применялся довольно редко и он не встречается в греческих могилах классического времени; в Италии же, к востоку от Апеннин, его находят в могилах этого периода. Лишь в последние годы римской республики янтарь постепенно завоёвывает себе место среди украшений и при отделке сосудов, а в императорское время он становится особенно ценимым. В классической древности, вообще, янтарь ценился выше драгоценных камней и металлов. Таинственная жёлтая смола, по мнению древних, была божественного происхождения, в янтаре они видели слёзы Гелиадов, превращённых в деревья и не перестававших оплакивать своего брата Фаэтона, брошенного в море. Слёзы их, стекавшие с сучьев, на солнце остывали в виде золотистой смолы. Северо-германское название янтаря – Bernstein – прусского происхождения; на остальном севере страны в XIII в. говорят Bornsten, а в XVI в. в Померании же – Barnsteen. Основано это название на нижне-немецком слове bernen вместо brennen (сжигать); отсюда же идёт польское bursztyn. Нижне-немецкое обозначение в XVI и XVII вв. – Agstein, Angstein происходит от латинского achates, употреблявшегося с средних веков вплоть до XVIII столетия; впрочем, в немецкой речи встречается и персидское название Karabe. На шведском, норвежском и датском языках янтарь называют rafr, на северофризском – reaf, на англосаксонском – glaere, на средне-немецком – Glar, Klar. По французски янтарь – ambre jaune, по италиански – ambro, по испански – ambare; это всё от арабского слова ambra. Старо-прусское, следовательно, славянское обозначение – Gentator, отсюда идёт литовское – Gentáras и русское – янтарь, несомненно принятое уже в 1562 г. Латышское название Dsinters тоже с ним в связи, по более самостоятельно.

Добывается янтарь собиранием кусков, выброшенных морем; черпают его также сачками из воды, шагах в ста от берега. Кое-где сворачивают на дне морском камни, под которыми часто оказываются куски янтаря; при помощи храпов, талей и прочих подъёмных приспособлений, иногда камни подымаются на плоты и затем по дну моря волочат сеть с острой рамой, которая забирает всё лежащее на дне.

Самая большая фирма конца XIX века – Stantien und Becker в Кёнигсберге – с большим успехом пользовалась водолазами и землечерпалками, но теперь этот способ оставлен и янтарь добывают раскопками на берегу, что, впрочем, от времени до времени, производилось вообще за последние двести лет. Добывание янтаря в Пруссии когда-то было государственной монополией; был целый ряд особых надзирателей и служащих, а токари в Эбинге; Данциге и т. д. покупали материал от казны.

Обращаясь к разновидностям янтаря, надо сказать, что вкус к ним очень различен по странам и временам и неоднократно менялся. В античном Риме различали сорта по цвету. Белый и восковой янтарь не имел цены и употреблялся только для курений. Выше ценился красноватый, особенно прозрачный; всего более дорожили, по словам Плиния (XXXVII, 47), двумя видами, из которых один достигался варением янтаря в меду, а другой походил па фалернское вино, то есть был золотистый и прозрачный. Плиний приводит примеры и других искусственных изменений окраски, посредством корня Anchusa tinctoria, морского пурпура и козлиного сала; такими способами придавали янтарю, между прочим, вид драгоценного камня. Обыкновенно он употреблялся для женских украшений, ожерелий, колец, пряжек и т. п., но бесспорно в Риме, как и повсюду в мире, янтарём раньше всего пользовались в виде бус. Впоследствии им украшались ложа, из него делались малые сосуды, чаши, ножи дли грибов, бюсты, фигурки, шары, которыми римские дамы летом охлаждали руки, и т. д. По-видимому, при изготовлении этих вещей применялись и токарный станок, и резец. Иначе смотрел на янтарь мусульманский Восток: там, наряду с прозрачными, жёлтыми кусками, особенно ценились молочные, облачные; с XVII в. доныне они излюблены для мундштуков трубок и кальянов. В Китае и Японии всегда отдавалось предпочтение красноватым и наиболее прозрачным сортам; даже ныне в Кёнигсберге искусственно заготовляются для Японии красноватые куски, там называемые "драконовой кровью"; на Дальнем Востоке янтарю приписывают всевозможные мистические свойства, и носят его в Китае и Корее для предохранения от болезней. Впрочем, суеверия издавна окружают янтарь во всех странах. В Европе всегда считали, что он помогает прорезыванию зубов у детей, и кормилицы его носили потому, что он будто бы извлекал из тела всякие болезни; очень распространена была вера, что изготовленные из него порошки, мази, напитки помогают против ударов, дурнот, судорог, спячки и даже кровохаркания. Во все времена, кроме цвета, на цену янтаря влиял и размер, куски более полукилограмма весом, встречались и встречаются лишь редко. Самый большой кусок на свете находится в королевском минералогическом кабинете в Берлине, весит 6 770 грамм, почти 20 фунтов, и имеет стоимость около 15 000 руб. Куски, весом свыше 75 гр., при хорошем цвете и не слишком неправильной формы, ценятся на вес серебра.

Равномерной окраской и прозрачностью обладает янтарь, выступивший из живого дерева сразу в довольно большом количестве и прогретый солнцем, когда он стекал вниз по стволу, где застывал в массивных каплях; если же последовательные выделения смолы не вполне слились, то янтарь получается слоистый и ломкий. Однако, и этот янтарь почти всегда прозрачен и в нём чаще всего встречаются посторонние включения. Плохие сорта содержат столько пузырьков воздуха, что получают пенистую структуру и плохо принимают полировку. Жёлтый цвет янтаря на воздухе постепенно темнеет до красно-коричневого и теряет свою красоту. Другой сорт янтаря — бело-жёлтый костевидный, всегда ценимый для некоторых изделий. Соединение обоих видов, — конечно естественное, а не искусственное — даёт облачный, пятнистый янтарь. Большие прозрачные куски янтаря всегда были и остаются дорогими; золотистые разновидности в Пруссии идут под общим названием "Braunschweiger klar", так как они когда-то составляли принадлежность национального наряда богатых крестьянских девушек Брауншвейга и туда, главным образом, сбывались. Куски, находимые в земле, обыкновенно покрыты тёмно-бурой выветрившейся корой, но её можно снять при шлифовке водой и песком в вращающемся барабане. Мутные куски проясняются при варке в масле, а нагревание в масле временно так смягчает янтарь, что он приобретает гибкость и его можно прессовать в определенных формах. При этом молочный теряет прозрачность.

Уже давно изготовляют литой янтарь сплавлением, вернее очень высоким давлением, маленьких кусков, но в первой трети XVIII в. ещё не умели сплавлять маленькие куски в большие, несмотря на множество опытов в этом направлении. Сплавленный янтарь всегда чист, разве что имеет лёгкую перистую облачность, да и помимо того строение сплава отличается от естественного янтаря. Хорошего полупрозрачного и облачного янтаря, медового цвета, который особенно употреблялся, в XVIII в. и начале XIХ-го, в Турции для трубок, сплавлением достигнуть нельзя, и поэтому его можно особенно рекомендовать собирателям.

Обрабатывается янтарь на токарном станке, резцом, напильником, а также лобзиком. Полируют его наждаком, пемзой, мелом и мыльной водою, а места, не поддающиеся этой работе, покрываются янтарным лаком. Под микроскопом в естественном янтаре видны прозрачные маленькие поры; если же он подвергался размягчению в горячем масле, то они пропадают и заменяются чешуйчатыми трещинками. Склеенные куски распадаются при обработке кипятком.

Ещё несколько слове о подделках. Для грубых подделок употребляются дешёвые смолы, что легко узнать, так как они размягчаются в кипятке; кроме того, янтарь отличается от дешёвых мягких смол отсутствием запаха и большей твёрдостью; он не царапается ногтем. Гораздо труднее отличить подделку из копала. Копал тоже принадлежит к числу твёрдых, трудно плавящихся янтаровидных смол очень различного и малоисследованного происхождения. Восточно-африканские копалы находятся в земле на юго-восточном берегу Африки в виде зёрен и пластинок, покрытых непрозрачной, выветренной корой; внутри же они прозрачны и чисты, светло-жёлтого или коричневатого цвета. Ещё больше копала находят и откапывают из земли на Западе Африки и с 40-х годов XIX в. он в большом количестве поступает в торговлю. Шарообразная обкатанная форма кусков, похожих на гальку горных рек, доказывает, что они когда-то были сюда занесены водою из глубины страны. Копал почти так же твёрд, как янтарь, но плавится легче. Положенный на горячую плиту, он выделяет неприятно пахнущие лекарством пары, тогда как пары настоящего янтаря имеют ароматичный запах, вроде гвоздичного; он также не обладает электрическими свойствами последнего. Большие и красивые куски Занзибарского копала идут в дело, как и янтарь, к токарям и резчикам; остальное идёт на выделку лака и олиф, особенно копалового лака. Цена копала, конечно, гораздо ниже цены на янтарь. Ещё есть подделки из стекла, легко распознаваемые потому, что медная игла очертит янтарь, но не берёт стёкла. Старые источники, например, Zedler в своём Universallexicon’е 1732 г., рассказывают, будто китайцы умеют готовить искусственный янтарь, очень похожий на настоящий, посредством варки и особого приготовления сосновой смолы. Мы не можем установить, действительно ли это указание верно или основано на смешении смолы с копалом. По этому же источнику – копали янтарь в китайских провинциях Су-Чуан и Гун-Нан, имевший более красный оттенок, чем находимый в Балтийском море.

Реклама