Содержание раздела

Ювелирные материалы

Ювелирные материалы >> Перламутр >> Часть 5

Перламутр и его применение в искусстве

В Париже особой известностью пользовались следующие мастера:

Ravechet, поставщик королевского двора в 1740—1751 гг., специалист по табакеркам вообще. Он работал, в духе дрезденских ювелиров Тодделя и Гофмана, чудесные табакерки из агата, карнеола, яшмы и т. п. с такими же инкрустациями; но в то же время он был замечательным художником в перламутровом деле и вставлял в этот материал фигурки, насекомых и орнаменты из самоцветных камней или украшал такие камни перламутром.7

Подобные работы около 1749 г. исполняли ювелиры Valayer и Girost. Последний в 1747 г. изготовил табакерку из перламутра, золота и серебра в приданое второй супруги дофина Марии-Иозефе Саксонской, стоившую 1 080 ливров, и другую за 720 л., на которой золотые ветки украшали цветной перламутр, сходную с воспроизводимою нами на таблице VI, 2.

Около 1747 г. превосходным мастером был также Hebert, исполнивший для испанской инфанты Марии-Терезии-Антуанетты три табакерки, в том числе из burgaud (burgaudine) и золота, стоившую 1 584 л., и другую за 720 ливров.8

Gavet, имевший около 1770 г. мастерскую на rue Croix-des-Petits-Champs, был специалистом по части столовых приборов, перламутровые рукоятки которых часто были резными.

Наконец, Lazare-Duvaux, главный ювелир Людовика XV, в своём "Livre-journal" 1749–1758 гг. упоминает перламутровые вещи, изготовленные им для супруги дофина, маркизы Помпадур, маршала Ришелье и других особ Двора.

Богатые сокровища Императорского Эрмитажа дают нам возможность дополнить статью прекрасными примерами – воспроизведениями с вещей, из коих многие принадлежат к лучшему, что было создано из перламутра. К сожалению, место позволяет нам поместить здесь сравнительно очень небольшое их количество. К этим воспроизведениям дадим несколько пояснений.

Оба бокала из наутилуса (табл. III и IV) являются немецкой работой XVII в. На первом из них ясно видно, как вытравлен верхний слой раковины и от него осталось лишь немного, в виде рельефных листьев и веток. На перламутровом фоне выгравированы следующие сцены, в линии которых втёрта чёрная краска: на одной стороне Александр Великий представляет Гефестиона вдове и дочерям Дария, и надпись "amicus est alter ego"; на другой – Дионис Сиракузский, сидя под балдахином и окружённый алебардоносцами, отпускает Мэроса с другом, направляющихся к костру, и надпись "amicus usque ad aras". Все лица, конечно, в костюмах XVII в. Ножка бокала на таблице III, пожалуй, сработана в России. Внутри обоих бокалов видны упомянутые выше завитки, резанные в виде шлемов (см. табл. VII).

Бокал XVII в. из турбо олеариуса сделан в Германии (табл. V), а подобный, воспроизведённый на таблице VI и стоящий на позднейшей деревянной подставке, – в Италии. Замечательно художественны покрывающие последний рельефы нереид, тритонов, дельфинов и других обитателей моря.

Роскошная записная книжка, в самом деле царская вещь, времён Елизаветы Петровны и, возможно, ей принадлежавшая, – парижской работы, как и обе табакерки на таблице VI. На обеих сторонах записной книжки по перламутровому фону одинаковые ажурные, чеканные орнаменты рокайль и в середине корзина цветов, изображённых бриллиантами, изумрудами и рубинами.

X . Перламутровые несессер-подвеска, два игольника и часы (франц. раб. XVIII в.). (Императорский Эрмитаж)

В середине таблицы VII мы находим рыцарский шлем, вырезанный внутри наутилуса в одном из его завитков, как мы уже говорили, а над ним гравированные щит, шлем и намёт; при этом щит не заполнен, дабы владелец мог тут поместить знаки своего герба. – Из помещённых тут же табакерок всех интереснее овальная; узор на ней сделан посредством travail piqué, а пять вставок – золотые чеканные, причём на средней так хорошо изображены раковины, что можно точно определить их породы. Здесь видны: Murex, Turbo, Pecten, Cardium, Conus cerithium и др. Это отличный пример серьёзности и добросовестности отношения к своим задачам художников прежних дней: изображение раковин здесь лишь часть орнаментального задания и всё же художник счёл нужным не дать кое-какие рисунки раковин, а точно следовать природе. Эта табакерка, по-видимому, дрезденского изделия. Под нею круглая представляет целую категорию и технику, бывшие особенно в моде во Франции. Рисунок вырезан в перламутровом фоне и затем углубления заполнены крошечными кусками разноцветных перламутров (большею частью из раковин галиотис). Исполнена она в Париже в 1761 г., но клеймо мастера так неясно, что не поддаётся определению. В прежних каталогах такие работы обозначались дрезденскими, но это ошибочно, и все они идут из Парижа. Вставки таких мельчайших кусочков перламутра делались и в камень; в Эрмитаже имеется подобной, и тоже французской, работы табакерка из кварца в форме волынки. Черепаховая табакерка с перламутром и travail piqué, на той же таблице, немецкого происхождения, но воспроизведённая под нею другая, вазообразная, в стиле Регентства — французская.

Таблица VШ воспроизводит роскошную коробку для фишек, немецкой — вероятно, дрезденской — работы, с вензелем Станислава-Августа Понятовского, короля польского,

XI . Перламутровые камеи с портретами Генриха IV (франц. раб. XVIII в.). – Портрет имп. Марии Феодоровны, писанный на перламутре. – Камея из раковины (итал. раб. XIX в.). – Камея из раковины с портретом Николая I. – Резной из перламутра портрет Павла I. (Императорский Эрмитаж)
посреди ажурной крышки. Почти наверное можно сказать, что эта коробка была им подарена императрице Екатерине и потому оказалась в Галерее Драгоценностей. Внутри её находится пять подобных треугольных коробочек (табл. IX), для хранения ажурных игральных фишек (табл. VШ). — На этой же таблице помещён ещё парижский несессер, украшенный золотым резным орнаментом рокайль.

Другая коробочка для фишек видна на таблице IX; таких четыре лежат в великолепном ящике из горного хрусталя. – Тут же воспроизведена тончайшей работы перламутровая табакерка, отделанная золотом в стиле рокайль. На ней есть подпись "Gouers à Paris", одного из лучших мастеров 1730—1740-х гг. и из главных поставщиков Двора; он часто изготовлял предметы, составлявшие "présents du Roy".

На таблице Х мы видим пять французских вещей из перламутра и золота; в их числе часы парижской работы Charles le Roy.

Несколько камей, французской и италианской работы, а также неизвестного происхождения, воспроизведены на таблице XI. В середине её помещён миниатюрный портрет императрицы Марии Феодоровны, написанный редким способом — маслом по перламутру. — Камеи с портретами Николая I и Генриха IV и с головой Медузы резаны не из перламутра, а из раковин Trombus gigas и др. Напротив того, профиль императора Павла резан из перламутра и наклеен на стекло.

Таблица XII являет нам настольный деревянный шкафчик с часами наверху, весь обделанный кусками яшмы, перламутра, лапис-лазули, агата, сердолика, черепахи, серебром и золотом. Это типичный образец особого рода мебели XVII в., выделывавшейся в Аугсбурге.

XII . Шкафик с часами из перламутра, черепахи, дерева и серебра (немецк. раб. XVII в.). (Императорский Эрмитаж)

В Эрмитаже имеется два, почти одинаковых, экземпляра. Часы сделаны аугсбургским мастером Christoph Guht, подпись которого помещена позади маятника. Передняя часть откидная и на таблице XIII мы видим шкафчик открытым. Внутри богатая инкрустация перламутром: на драконовом троне сидит китайский император и ему бьют челом два китайца.

Четыре табакерки на таблице XIV достойны большого внимания. В верхнем ряду слева голубая перламутровая, на которой выделяются орнамент рокайль и фигурки амуров, резанные из перламутра другого цвета. Для большого их эффекта здесь даже применено окрашивание, что является совершенно своеобразной техникой; работа парижская, 1766 г., а клеймо мастера имеет буквы Р. С. V. — Совершенно плоская табакерка, рядом с описанной (такие плоские носили название "tabatière pour tabac d’Espagne"), принадлежит ещё к эпохе Регентства и может быть дрезденским изделием школы Динглингера. На внутренней стороне крышки есть миниатюра тушью по бумаге: любовный дуэт, причём "она" играет на цитре, а "он" на волынке. — Обе нижние табакерки принадлежат к одному типу, к разноцветной перламутровой мозаике, причём все фигуры и некоторые другие куски выделяются рельефно. Эта техника заимствована у китайцев и японцев; в Париже им очень ловко подражали. Работы такие считались ранее

XIII . Настольный шкафик с часами из перламутра, черепахи, дерева и серебра (немецк. раб. XVII в.), открытый. (Императорский Эрмитаж)
голландскими или немецкими; то и другое неверно и они идут из Парижа. На левой клеймо 1749 г. и полустёртое клеймо парижского мастера; на правой клейма 1753 г. и мастера Р. С. М. (différent — сердце).

Из двух табакерок, воспроизведённых на стр. 29, особенно интересна большая. Техника её замечательна: в перламутр инкрустировано золото, а в него, в свою очередь, вставлен перламутр. Отдельные куски подрезаны и потому очень крепко сидят, а особая прелесть достигается тем, что отдельные части орнамента вделаны на разных плоскостях. Середина богатого орнамента заполнена изображением Аполлона с лирою, парящего на облаках. На табакерке два неизвестных клейма – геральдическая лилия без короны и продолговатый четырёхугольник с буквами PV. Несмотря на лилию, вызывающую мысль о Франции, работа не французская, а скорее немецкая. Город Нейссе в Силезии, да и некоторые другие, ставили в XVIII в. клеймо с такой лилией.

В новейшее время перламутровое дело пошло по иному пути.

Ювелиры этим материалом почти не пользуются вовсе, действительно художественные вещи из него трудно находимы и делаются ещё только в Японии и Китае. Перламутр в Европе стал так дёшев, что применяется только для вееров, фальцовочных косточек, пуговиц, для оклейки рамочек, коробочек и т. п. Всё это – рыночный товар, например, безвкусные рамочные изделия из перламутра с богемскими гранатами, кое-как оправленными, что ещё понижает их, и без того ничтожную, ценность. Досадно за чудесный, прочный и чистый материал, из которого доброе старое время умело извлекать столько пользы и красоты.

Бар. А. Фелькерзам

По материалам Российской историко-геммологической библиотеки (virlib.eunnet.net)

 

XIV . Три табакерки из разноцветных перламутров и одна из перламутра, золота и эмали (франц. раб. XVIII в.). (Императорский Эрмитаж)

Реклама