Содержание раздела

Цепи

Цепи >> Вступление

История

Модели цепей — простота и пышность, объемность и оригинальность

Мы погружаемся в мир фантазий и грез, переплетения таинственных линий и символов. Перед нами со скоростью молнии пролетают прямолинейные очертания, как глыбы возвышаются пространственные нагромождения, в которых нет ни начала, ни конца, скользит легкое прикосновение нежной руки. Достаточно загадок. Мы оказались в мире цепей, которые, как бы мы ни желали, живут самостоятельной жизнью, и кто знает, кто для кого предназначен — цепи для нас или мы для них.

Километры цепей опутывают весь мир, заставляя нас вглядываться в их бесконечные соединения, которые, нанизываясь друг на друга, создают великолепнейшие узоры. Вот одно звено выходит из другого, показав свою полную независимость, вот замкнутые колечки начинают переплетаться, их уже два, три, четыре... Множество форм, бесконечность фантазии, сначала мы все заимствуем у природы, а затем начинаем сами творить, создавая элементы, совершенно ей не присущие, на первый взгляд диссонирующие, но постепенно проникающие все глубже и глубже до полного слияния и восприятия как единого целого. Итак, мы уже в этом мире — полном блеска, огня, игры.

Человек подглядел за природой и неожиданно увидел тот связующий элемент, который позволил ему задержать предмет и оставить неподвижным, не ограничивая свободы. Якорь позволил судну стоять на месте и одновременно двигаться в постоянно текущей среде. Наверное, и первая цепочка появилась вместе с якорной цепью, слишком уж они похожи и прогрессивны по отношению к обычной веревке, выгодно отличаясь от нее высочайшей прочностью и гибкостью. Достаточно было начать, чтобы процесс стал бесконечным.

Изменение функций — от соединительного элемента до самостоятельного украшения

“И сказал фараон Иосифу: вот, я поставляю тебя над всею землею Египетскою. И снял фараон перстень с руки своей и надел на руку Иосифа; одел его в виссонные одежды, возложил золотую цепь на шею его”. (Бытие, 41, 41). Цепь — символ власти и могущества, прочности и незыблемости. Проходит средневековье с его строгостью и аскетизмом, использующим цепочку больше как платежное средство, которое, благодаря единству общего плетения и индивидуальности каждого звена, надежнее и ценнее денег. Звено изогнули в соответствии с тогдашней модой на кольчугу и цепочка “Панцирная” послушно прилегла к шее, идеально повторяя ее контуры. Однако пальма первенства все равно осталась за “Якорной”. Наступает эпоха Возрождения и человек наконец понимает ценность собственной жизни и индивидуальности — цепочка превращается в украшение, способное оттенить красоту и спрятать уродство.

Звенья в цепочке всегда остаются самостоятельными элементами. Круглые, квадратные, всех мыслимых и немыслимых форм, какой еще образ может завладеть воображением художника?

Французская Революция как колыбель станкостроения

Любой революционный процесс таит в себе большие неожиданности. Разрушение идет рядом с обновлением и явным прогрессом. Руки мастера, искусно переплетающие звенья из проволоки, перестали справляться с потоком требований новой буржуазии о равноправии. Золото стало править балом широких масс и потребовало хотя бы минимальной механизации столь неоправданно длительного и сложного процесса производства цепей.

“Каждый француз имеет равные права и возможности” — возможно, именно этот лозунг заложил основу первых очень примитивных механизмов.

Так что же с таким упорством старались механизировать революционеры? В чем заключается благородный, но тяжелый ручной труд? В те дальние от нас времена форма звена цепочки была еще достаточно простой — круглая или овальная. Округлость достигалась обжатием куска проволоки определенной длины вокруг стержня соответствующей формы, а овальность — при обматывании проволокой того же стержня, позволяющему появиться длинной и ровной спирали. Распиленная овальная спираль компенсировала этот недостаток — максимальной простотой и скоростью изготовления. В дальнейшем мастер соединял между собой нужное количество звеньев и паял их горелкой.

Первые цепевязальные станки, изготовленные из швейных машинок

Все самые красивые и рациональные механизмы, придуманные человечеством, всего лишь повторяют ручной труд. Станки имитируют движения ремесленника, ускоряя их и доводя до механического совершенства. Природа, выходя из рук человека, вдыхает жизнь в металл. Труден путь к совершенству. Первым цепевязальным станком стала... швейная машинка. Трудолюбивый мастер, пытаясь освободить себя от монотонной и кропотливой работы, передал машине все свои проблемы — изготовление ровного и правильного звена, его точную и чистую резку, сборку и нанизывание звеньев друг на друга.

Ювелир на первоначальном этапе сам изобретал и конструировал свои станки. Обычно это происходило, да иногда и до сих пор происходит, в механической мастерской, находящейся в подвале, в которой хозяин, нередко достаточно состоятельный человек, вытачивает и полирует детали своего будущего детища.

Неизбежность появления специализированных фирм

Начиная с послевоенных времен, производство цепочек начинает бурно автоматизироваться — это позволяет достичь ранее недоступных качественных и количественных стандартов, оно постепенно начинает терять признаки исключительности и “высокого искусства”, переходя к мало используемым ранее критериям массовой продукции, учитывая, в то же время, специфику работы с драгоценными металлами.

Производство станков для собственного потребления, столь необходимое на первоначальных этапах становления, становится крайне невыгодным. Постепенно все большую роль начинают играть оборотные средства — золото и серебро, которым владеет завод, и расходы, которых требует производство собственного станочного парка, становятся слишком высокими. Спрос порождает предложение — появляются первые профессиональные производители цепевязальных автоматов, которые используют потребности рынка и ювелиров, выпуская станки для изготовления самых модных и пользующихся спросом моделей. Даже сегодня фирм, производящих станки, не так уж и много, их можно пересчитать по пальцам, есть молодые и подающие надежды, есть уже старые, со станками, которые проверены годами работы. Одно обстоятельство объединяет их всех — готовность по Вашему заказу сделать станок для изготовления любой цепи.

Стоимость продукции

Цепевязальный станок — сердце производства, он может ограничить производительность, если работает недостаточно быстро, и, таким образом, повысить себестоимость продукции. Скорость работы станка ограничена его конструктивными особенностями и повышенными требованиями, предъявляемыми ко всему производству — изготовлению проволоки, пайке цепочки и т.д.

Бурный рост количества цепевязальных заводов повлек за собой возникновение серьезной конкуренции производителей цепей. На огромном рынке покупатель начал искать товар с наименьшей стоимостью, предъявляя, однако, все более высокие требования к качеству.

Может быть новейшие технологии помогут найти выход? Одно время казалось, что появилась панацея — сварка цепочек непосредственно на станке, однако вскоре наступило довольно серьезное разочарование — достоинства сварки, если не полностью, то во многом перечеркнуло ограничение скорости работы самого станка, требования к качеству проволоки, дополнительная обработка цепочек после сварки.

Реклама